22 июля 2014, 00:00

Интервью с первым заместителем начальника Главного управления

Скачать оригинал

       С 1 июня 2014 года в Главном управлении МЧС России по Курганской области назначен новый первый заместитель начальника главка. Им стал полковник Станислав Николаевич Носков, ранее занимавший должность заместителя начальника главного управления (по антикризисному управлению). В системе он человек не новый, да и областные средства массовой информации уже не раз брали у него интервью в ходе различных учений, тренировок, социально значимых происшествий и ЧС. Однако, немногословный зам всегда четко и профессионально комментировал сложившееся, не давая возможности представителям прессы задать иные интересующие их вопросы, в том числе и о его деятельности. О себе строгий и неприступный на первый взгляд полковник говорить не любит, но стоит с ним начать общаться, как понимаешь, что он очень доброжелателен и открыт для беседы. На днях корреспонденту областной газеты «Новый мир» удалось это прочувствовать на собственном примере, задав Станиславу Николаевичу, ряд вопросов из его лично-профессиональной жизни. На все он получил довольно подробные и откровенные ответы. Вот что из этого получилось.


     Менять работу – дело неблагодарное

   Говорят, что для профессионального спасателя нет ничего невозможного, ведь именно от него зачастую зависит человеческая жизнь. И только бесстрашие, личное мужество, умение в кратчайшие минуты принять единственно правильное решение и ринуться навстречу опасности становится иногда определяющим фактором в разрешении той или иной кризисной ситуации. А для сегодняшнего первого заместителя начальника Главного управления МЧС России по Курганской области Станислава Носкова все сказанное выше не просто высокопарные слова…

     Станислав Носков — боевой офицер, участник ограниченного контингента миротворческих сил в зоне Грузино-Абхазского конфликта и контртеррористической операции на территории Чеченской республики. Окончил Новосибирское высшее общевойсковое командное училище. В системе МЧС России с 2002 года. Награжден «Орденом Мужества» и целым рядом наград Министерства обороны и МЧС России.

    • Любая чрезвычайная ситуация изначально строится на самых страшных прогнозах, а уж затем начинает действовать другой закон. Впрочем, для Станислава он всегда один – спасти людей, минимизировать возможные последствия.
        •
    - Каждый конкретный случай требует принятия конкретного решения. Хорошо, что в нашей области чрезвычайные ситуации возникают не столь часто, поэтому я все их прекрасно помню. Например, эпизод с обрушением строения торгового комплекса «Альфа-база». Повезло, что это случилось ранним утром, и людей в торговых палатках было немного. Ну а задействовано в данном случае было большое количество министерств и ведомств. Кроме нас, департамент ЖКХ, подразделения МВД, кинологи, психологи, медики…. И все тогда сделали все от них зависимое. Или вот эпизод с падением боевого самолета СУ-24 на территории Сафакулевского района. Все понимали, что масштабы трагедии данного ЧП могли быть весьма серьезными, если бы летчики не продемонстрировали свой профессионализм. От места падения до ближайшего населенного пункта оставалось 550 метров. Все службы МЧС так же проявили тогда оперативность.

     • Известно, что у военных постоянного места жительства нет. И Станислав это знал с самого начала, когда поступал в Новосибирское высшее общевойсковое командное училище. Оттуда все и началось: мотострелковый полк в Екатеринбурге, участие в контртеррористической операции на Северном Кавказе и не только там, а затем спасцентр в Первоуральске.
       - Иногда меня спрашивают, а зачем тебе было жизнью рисковать, мог бы ведь и отказаться, не ездить в горячие точки? Да не мог я этого сделать. Я в армии присягу давал Родине, поэтому просто выполнял свой долг и все. В Абхазии был командиром взвода, в Чечне – командиром роты и зам. командира батальона. Всякое бывало, и потери среди друзей, товарищей. Но это военный конфликт и иначе в таких ситуациях, наверное, не бывает. А что касается нашего министерства, то приходится сталкиваться с разными явлениями именно чрезвычайного характера. Например, такими, как сход с рельсов вагонов с бензином в г. Первоуральске в 2003 году, схожий случай в г. Кирове и другие. В Первоуральске вообще был взрыв, возгорание топлива. И только благодаря оперативным действиям всех служб спасения, пожарных удалось не допустить распространения огня. Обошлось без жертв.

       • Одной из самых сложных и потому самых значимых командировок Носкова стала та, что связана с ситуацией на Дальнем востоке в 2013 году. Охваченный наводнением регион оказался в водяном плену, и без поддержки со стороны было не обойтись. Помогали тогда всей страной.

      - Если честно, то за 20 лет моей службы это была самая крупномасштабная акция. Не было такого субъекта страны, который бы остался в стороне. Помимо межведомственного штаба работал федеральный штаб, который и взял на себя всю самую сложную работу на первоначальном этапе. Помощь шла отовсюду. Авиация доставляла гуманитарные грузы, водооткачивающие помпы, насосные станции, теплопушки, шли эшелоны с продуктами по железной дороге. Мне кажется, если бы аналогичная трагедия случилась в другом уголке России, ему так же помогали бы всей страной. А как иначе?

     • Масштабы трагедии, которые увидел там Носков, поражали. Сложно даже представить, но иные населенные пункты едва ли не полностью ушли под воду. Разбушевавшаяся речка Зея буквально буйствовала в Благовещенском районе.

    - Кстати, Зея – серьезная река и во время разлива становится вдвое шире Амура. Населенные пункты Владимировка, Ивановка и другие представляли печальное зрелище – плавающие теплицы, сараи, дачные домики, поваленные деревья. И конечно, жалко было людей, которые остались без крова и средств к существованию. Наша задача была не спасать лично – этим было, кому заниматься, а организовывать работу. Поверьте, что делать это тоже непросто. Масштабы поражали. Долго рассказывать подробности данной акции, замечу лишь, что только из 216 населенных пунктов Амурской области из затопленных домов было эвакуировано порядка 40 тысяч человек. Положение усугубляло то, что впереди была зима и все понимали, что в самые кратчайшие сроки необходимо было подготовить для людей жилье. В этот момент работало множество комиссий по оценке ущерба, в том числе и представители нашего министерства. Нужно было принимать взвешенные решения….

     • На Дальнем Востоке Станислав пробыл практически месяц. Начиналась не менее сложная операция по восстановлению. А дома его ждала супруга Марина, так же, кстати, работающая в системе МЧС.

      - Дома меня отлично понимают – и супруга и взрослые дети, поэтому здесь у нас полный порядок. Все знают, какая у меня работа, что вызвать могут в любой момент и в любую точку. Так было с падением в Челябинской области метеорита. Мы отправляли туда 50 человек. Наш штаб занимался организацией разных видов работ, включая разгрузку вагонов с гуманитарной помощью, специалисты проводили оцепление пострадавших зданий, социально значимых объектов – школ, детских садов, больниц… Сил и средств на тот момент в Челябинской области было недостаточно. Это наша работа.

     - Я всегда ратую за справедливость, за то, чтобы в средствах массовой информации звучали только правдивые сообщения. Есть же такие журналисты, для которых важны только жареные факты, а это иногда имеет негативные последствия. В любой ситуации всегда задействовано много людей, а ее интерпретируют необъективно. Представляете, какой ажиотаж может подняться …. Но не подумайте, что я такой вот скучный – только работа и все. Конечно, работа – это главное и она должна приносить удовлетворение. Если этого нет, лучше ее поменять. В свободное время стараюсь поиграть в хоккей, в команде «Спасатель» участвую в турнире «ночная лига». Мое амплуа – защитник. Очень ответственная позиция. Ну, а в отпуске – рыбалка и охота. Иного времени нет. Профессия такая. А то, что выбрал я ее себе нисколько, однако, не жалею.


Владимир Седанов,
областная газета «Новый мир»,
фото Николая Белобородова


Эта статья полезна?
0% посетителей считают статью полезной